ГРАМОТА ПОЛЬСКОГО КНЯЗЯ МЕШКА I ПАПСКОМУ ПРЕСТОЛУ  

ГРАМОТА ПОЛЬСКОГО КНЯЗЯ МЕШКА I
ПАПСКОМУ ПРЕСТОЛУ

  Этой грамотой (которую в литературе принято именовать по первым словам «Dagome iudex») польский князь Мешко I передает под покровительство римских пап большую часть своих владений.

  Причины и цели этого акта остаются в науке предметом дискуссий. Вероятнее всего, Мешко хотел тем самым обезопасить уделы своих сыновей от второго брака, упоминаемых в документе, от притязаний их старшего брата Болеслава, будущего польского князя Болеслава I Храброго, о котором грамота молчит и Краковский удел которого в очерченные грамотой пределы не включен. Что такие опасения были отнюдь не беспочвенны, показали события после смерти Мешка в 992 г., когда Болеслав изгнал из страны мачеху и братьев (Labuda 1988. S. 250-263). Считают также, что польский князь мог искать поддержки Рима для организации собственной архиепископии на подвластных ему землях и против обострившихся в 990-е гг. претензий Магдебургской архиепископии на церковную юрисдикцию над территорией польского епископства с центром в Познани (Краковская земля, только что отторгнутая от Чехии, возможно, продолжала входить в состав Пражской епископии) (Lowmianski 5. S. 603-605; Warnke 1980. S. 127-177). Но зачем тогда в грамоте поименованы супруга князя и его младшие дети? О проблеме в целом см.: Ktirbisowna 1962. S. 363— 423; Labuda 1988. S. 240-250.

  Для историка Руси памятник ценен тем, что является одним из наиболее ранних свидетельств (наряду с сообщением Ибрахима Ибн Йа’куба) о существовании мазовецкого участка русско-польской границы.

  Грамота сохранилась в качестве регеста в шести списках (все — XII в.) сборника документов об универсалистских правах папского престола («Collectio canonum»), который был составлен римским кардиналом Деусдедитом для пап Григория VII и его преемника Виктора III и закончен в 1086/7 г. (von Glanvell 1905). В отношении языка памятник весьма небезупречен, что делает перевод местами условным. Славянская топонимия сильно искажена.

  Издания: Текст издавался многократно. Последнее критическое издание по всем спискам с приложением факсимиле: Ktirbisowna 1962. S. 394-396; см. также: Lowmianski 5. S. 596-597. Наиболее доступным для русского читателя изданием, снабженным комментарием, является: Щавелева 1990. С. 28.

  Переводы: На польский язык: Ketrzynski 1950. S. 139; Labuda 1954. S. 208-209; Ktirbisowna 1962. S. 396; на русский язык: Щавелева 1990. С. 28.

  Литература: Помимо уже названных выше работ, см.: Stasiewski 1933. S. 29-117; Bogdanowicz 1959. S. 9-32; Buczek 1965. S. 122-124; более полную библиографию см.: Ktirbisowna 1962. S. 419-423; RFHMAe 4. P. 99-100.

ГРАМОТА ПОЛЬСКОГО КНЯЗЯ МЕШКА I
ПАПСКОМУ ПРЕСТОЛУ
(«Dagome iudex»)

(около 990 г.)

  Также в другом томе при папе Иоанне XV читается, что судья (iudex) Дагоме (Dagome)1 и сенатриса (senatrix) Ода (Ote)2 и их сыновья Мешко (Misica) и Ламберт (Lambertus)3 — не знаю, из какого народа были [эти] люди, но думаю, что сарды (Sardos), так как ими правят четверо судей4 — передали блаженному Петру5 один город под названием Schinesghe6 целиком, со всем ему принадлежащим внутри таких границ: с одной стороны начинается Длинное море (longum mare)7, граница с Пруссией (Pruzze)8 — до места (locum) по имени Русь (Russe)9, а граница Руси тянется до Кракова (Сrассоа)10, а от того Кракова — до реки Одер (Oddere), прямо до места по имени Alemura11, а от той Alemura — до земли мильчан (terra Milze), а граница с мильчанами — прямо по сю сторону Одера, а оттуда ведет вдоль реки Одера до вышеназванного города Schinesghe.

(Kurbisowna 1962. S. 394-396)

 

Регинон Прюмский. Хроника Грамота польского князя Мешка I Папскому престолу Иоанн Диакон. Венецианская хроника

 


 

КОММЕНТАРИИ

1 Судя по последующим именам жены и детей, этот непонятный Dagome (в других списках — Dagone) должен быть отождествлен с польским князем Мешком I. Скорее всего мы имеем дело с (искаженным переписчиками?) сокращенным христианским именем Мешка — Dagobert или т.п. (Lowmianski 1948. S. 203-308). Не вполне понятный, на первый взгляд, титул iudex (который смутил, как то видно из последующего, и самого Деусдедита) на самом деле является, очевидно, закономерной передачей слав. *kъnjеzь, в соответствии с западнославянской ситуацией IX-X вв. В "Законе судном людем", переводном юридическом памятнике кирилло-мефодиевского круга, с помощью славянского термина жюпанъ передается как греч. áρχων "князь, правитель области", так и греч. ταβονλáριος "адвокат, практикующий юрист" (Максимович 2004. С. 102). Ср. также взаимозаменяемость терминов властелин града и судия в древнерусском "Житии преп. Феодосия Печерского" Нестора (рубеж XI-XII вв.) (Жит. Феод. С. 360, 362), да и в латинских источниках каролингского и более позднего времени термин comes "граф, наместник области" часто заменялся как синонимом термином iudex. Эта замечательная лексикографическая деталь может служить дополнительным свидетельством аутентичности документа, который лежал в основе данного регеста.

2 Ода — вторая супруга Мешка, дочь Дитриха, маркграфа Саксонской северной марки, игравшей заметную роль как в польско-немецких, так и, возможно, в русско-немецких отношениях раннего средневековья. Необычный титул senatrix применительно к Оде удовлетворительного объяснения пока не получил. Он относится к числу римских придворных титулов и потому мог отражать какие-то специфические связи Оды либо с папским Римом, либо с "византийствующим" двором германского императора Оттона III.

3 Сыновья Мешка I и Оды, известные и по другим источникам.

4 Для политического строя Сардинии с IX-X вв. действительно характерно деление на четыре провинции-"юдиката" во главе с судьями-iudices. Глосса о "сардах" присутствует только в трех из шести списков и, вне сомнения, является добавлением либо составителя регеста кардинала Деусдедита, либо, скорее, одного из позднейших редакторов.

5 Т.е. папскому престолу, так как римские папы считали (и продолжают считать) себя не только преемниками св. Петра, который был первым римским епископом, но и наместниками его как первенствующего среди апостолов (princeps apostolorum). Очевидно, результатом именно этого акта "передачи" владений Мешка I "блаженному Петру" стал так называемый "денарий св. Петра" (denarius sancti Petri) — ежегодный денежный взнос, платившийся польскими князьями папам.

6 В других списках Schinesne, Schignesne, Schinesche и др., что дает возможность видеть здесь искаженное письменной традицией название Гнезна — резиденции Мешка I и первой столицы Древнепольского государства (на правобережье Средней Варты).

7 Балтийское море, название которого, в связи с его вытянутой конфигурацией, в средневековье производили от лат. balteum "пояс".

8 Балтским племенным союзом пруссов, обитавших к востоку от низовьев Вислы и включавших в себя, по тогдашним представлениям, родственные им балтские племена ятвягов между Западным Бугом и Неманом. Таким образом, речь идет о соседях владений Мешка I на северо-востоке.

9 Существование русско-польской границы на пространстве между прусско-ятвяжскими землями и Краковской областью говорит о том, что среднее течение Западного Буга (Берестейская волость) к 990-м гг. было уже достаточно освоено Древнерусским государством.

10 Краковской земле, отнятой Мешком у Древнечешского государства скорее всего в конце 980-х гг. В Кракове был посажен старший сын Мешка Болеслав — вот почему он не назван среди дарителей и почему Краков исключен из даримой территории.

11 Название, искаженное до неузнаваемости; ясно лишь, что эта территория находилась где-то в верховьях Одера.

 

ГРАМОТА ПОЛЬСКОГО КНЯЗЯ МЕШКА I
ПАПСКОМУ ПРЕСТОЛУ