МАНГАЗЕЙСКИЙ МОРСКОЙ ХОД

МАНГАЗЕЙСКИЙ МОРСКОЙ ХОД

  Русские ходили в Сибирь разными маршрутами. «Проведанный» новгородцами «чрезкаменный путь» шел по рекам Северная Двина, Мезень и Печора. С одной реки на другую переходили по притокам и волокам. С верховий Печоры перебирались через Каменный пояс (Уральские горы) к реке Сосьве и по ней спускались в Обь. Другой путь — из Пермских земель — начинался на Каме. Уральский хребет здесь ниже, чем на севере. Перевалив горы, можно было выйти к притокам Тобола. По Тоболу спускались в Иртыш и далее — в Обь.

Малый коч  Малый коч. Реконструкция М.И. Белова

  Но самый северный маршрут в Сибирь пролегал не по рекам, а по Ледовитому океану. Этот путь освоили поморы — русские, жившие на побережье Белого моря. Для плавания во льдах обычные корабли не подходили. Соловецкие монахи первыми додумались делать у своих судов толстую обшивку там, где борта трутся о лед. Такую обшивку называли «шуба ледяная», или «коца». Вначале появились «кочневые лодки», а потом и большие кочи — морские корабли, на которых можно было отправляться через льды в дальние плавания.

  На кочах поморы ходили из Белого моря в Мурман (Норвегию), забирались на северные острова — Новую Землю и Грумант (Шпицберген). Наиболее же протяженный маршрут вел на восток. Поморские флотилии проплывали мимо всего побережья Европейского Севера, проходили проливом Югорский шар в Карское море и брали курс на полуостров Ямал, пересекали его по мелким рекам и волоком по болотистой тундре, чтобы выйти в гигантский залив — Обскую губу, или Мангазейское море.

  Мангазеей называли земли на реке Таз, впадающей с востока в Обскую губу. Эти земли были фантастически богаты пушниной — «мягким золотом». «Златокипящая» Мангазея и была главной целью вольных поморских мореплавателей, проложивших этот маршрут — «Мангазейский морской ход».

  К началу XVI века русские люди уже неоднократно бывали за Уралом. Сведения о русских открытиях дошли до Западной Европы. В самой России был составлен специальный «Югорский дорожник» о путях в Сибирь. В сочинении «Сказание о человецах незнаемых в Восточной стране» давались довольно точные описания ближайших к России сибирских народов. Но о более отдаленных племенах «Сказание», подобно западноевропейским сочинениям, сообщало самые фантастические вещи: говорилось о людях со ртами на темени или между плечами, умирающих зимой и воскресающих весной и т.д.

Большой коч
Большой коч. Реконструкция М.И. Белова

  Прочно закрепиться в Сибири, проложить дорогу дальше на восток России мешало отсутствие налаженных путей за Урал. «Мангазейский морской ход» через льды и шторма годился для отважной поморской вольницы, но не для отрядов ратных людей и мирных переселенцев. Слишком труден был и северный «чрезкаменный путь». Удобней всего было бы идти в Сибирь через Пермь и Прикамье. Но попасть из центра страны на Каму можно было только кружным путем — через Устюг вверх по реке Вычегде. Прямой путь по Волге преграждало враждебное Казанское ханство, которое русским приходилось обходить с севера, затрачивая много времени и сил.

  Пока Казань стояла на пути в Сибирь, Россия не могла там утвердиться. Хотя великий князь Московский и всея Руси Иван III включил в свой торжественный титул слова «князь Югорский и Обдорский» и считал себя повелителем земель на нижней Оби, на деле остяки и вогулы признавали власть России лишь тогда, когда до них добиралась кружными путями русская рать, через короткое время уходившая обратно.

 

Открытия русских поморов Мангазейский морской ход На границе с Сибирским ханством