ЯКУТЫ

На северо-востоке Сибири к приходу русских видное место по уровню развития культуры и численности среди других племен занимали скотоводы якуты (саха). К моменту прихода русских основная группа якутов заселяла треугольник, образуемый средним течением Лены, Алданом и Амгою. Небольшие группы их жили на реках Яне, Олекме, в устье Вилюя и в районе Жиганска. Всего якутов по русским документам насчитывалось 25—26 тыс. чел. По наиболее полному списку в ясачной книге насчитывалось 35 «волостей», что соответствовало числу якутских родов и племен. К приходу русских якуты представляли собой этническое целое с единым языком, общей территорией и культурой. По языку и культуре якуты представляют собой как бы островок тюркоязычных народов, самую северную в мире тюркскую народность. В их легендах, в том числе записанных еще в начале XVIII в. Яковом Линденау, говорится о бегстве предков якутов из Прибайкалья на север. По легендам, последние переселенцы с юга явились сюда в конце XVI в. во главе с Баджеем, дедом известного в преданиях тойона Тыгына.

  В борьбе с суровой природой новой своей родины якуты потеряли многое из того, что имели раньше. Они имели на юге овец (хой), верблюдов (тэбиен), но, как известно, в Якутии овцы и верблюды не выдерживают местный климат. Якуты потеряли также свою письменность, о которой говорят легенды. По одним вариантам легенд Элляй-Боотур потерял свои письмена во время бегства вниз по Лене, а по другим — Омогой-бай хранил свои письмена в мешочке; когда он плыл по Лене в темную ночь, во время бури они утонули в реке.

  О том, что предки якутов знали письменность, свидетельствуют писаницы на скалах р. Лены А.П. Окладниковым обнаружены писаницы с руническими знаками на правом берегу Лены на Шишкинских скалах, вблизи «Якутского взвоза», они есть и севернее, недалеко от Верхоленска, против дер. Давыдове. Писаница у дер. Давыдово расшифрована А.Н. Бернштамом как якутское слово «алкатим» — «Я благословил». Писаницы почти такого же содержания имеются на правом берегу Лены, против о. Писаный. Самый северный в мире памятник рунической письменности обнаружен А.П. Окладниковым на левом берегу р. Лены, ниже с. Синска, в 200 км от г. Якутска, у дер. Петровской, уже в Центральной Якутии.

  В героическом эпосе якутов — олонхо народными певцами создан образ Сээркээна Сэсэна. В большинстве сказаний Сээркээн Сэсэн представлен многоопытным и многоумным, седовласым и седобородым старцем. Он происходил из племени айыы аймаха. Сказители представляли его сидящим за каменными скрижалями или пишущим орлиным пером. Богатыри из племени айыы в трудных и запутанных случаях обычно обращались к нему за советами и получали от него исчерпывающий ответ. В олонхо выведен образ Усун Дьурантайы Суруксут (писец Длинный Дьурантайы). Он одет в белое. Его одежда украшена растительным орнаментом. Он был писарем Юрюнг Айыы-тойона, «верховного богосоздателя» (дословно: белого создателя — тойона). Во многих олонхо решение богов и небесные предначертания пишут кровью на трехгранных или четырехгранных каменных столбах. Эти каменные скрижали вызывают в памяти стелы с древнетюркскими руническими надписями. В языке якутского народа имеются термины «письмо» и «буквы» — «сурук» и «бичик». Оба слова в том же значении сохранились и у других тюрко-монгольских народов.

  На севере якуты потеряли не только письменность, но земледельческие навыки, которыми владели их предки, обитавшие около оз. Байкал. Однако и в глубине Якутии они сохранили свои стада рогатого скота и табуны лошадей, свой язык и свою культуру.

  Якуты выплавляли железо из руды и умели изготовлять топоры, ножи, пальмы, котлы, наконечники копий и стрел, кольчуги (куяхи), кузнечные принадлежности (молот, наковальню) и другие орудия труда и предметы домашнего обихода. Кузнечное дело выделилось в особое профессиональное ремесло. Кузнец у якутов был окружен почетом, и он считался сильнее шамана. Якуты верили, что его ремесло и искусство созданы более могущественными духами, чем шаманские, что кузнец владеет могучей силой огня и может убить шамана.

Средства передвижения якутов

  Основным богатством у якутов был скот. На лошадях ездили верхом и запрягали их в сани. Из кобыльего молока изготовляли кумыс. Рогатый скот и лошадей убивали на мясо. Из молока рогатого скота делали масло и другие молочные продукты. Кожа рогатого скота и лошадей употреблялась на выделку одежды и обуви. Из нее изготовляли посуду, веревки, ремни и другие предметы. Широкое применение находил конский волос.

  В условиях длинной и жестокой зимы скот не может обходиться без сена, и якуты должны были производить заготовку корма для рогатого скота, но лошади зимовали на подножном корму. Сено косили железными и костяными косами (хотур). Заготовка сена заставляла я полуоседлую жизнь. Летом выезжали на сайылыки, т.е. на летние пастбища. Зимой перекочевывали на кыстыки (зимники), которые строились поблизости от покосных мест. Некоторые якуты имели, кроме летних пастбищ, еще весенние и осенние пастбища. Жили якуты рассеяние строили юрты на большом расстоянии одна от другой.

Якуты

  Важными отраслями хозяйства якутов были охотничий промысел, рыболовство. Многие бедные якуты, не имеющие скота, питались только рыбой, мясом зверей и птиц. Рыбу ловили волосяными сетями и неводами. Применялись также «морды» и запоры. Бескрайние леса Якутии были богаты дичью. Якуты добывали соболей, лисиц, белок, горностаев, зайцев и других пушных зверей. Они шили теплые одежды из собольих, лисьих, волчьих, заячьих и других мехов. Также была развита охота на лося, медведя, диких оленей и других зверей. В якутском эпосе большинство героев не только скотоводы, но и охотники. В якутском пантеоне одно из главных мест занимал бог охотников, дух — хозяин леса Бай Байанай. Способы охоты были разнообразны. Часть из них была заимствована от извечных охотников тайги — тунгусовюкагиров и других народов Севера.

  Материалы археологических раскопок рисуют домашний быт якутов. Жилища древних якутов — кыргыс-ётеки — располагались около богатых рек и озер. В них обнаружены кости лошади и коровы, северного оленя, крупных рыб. Жилища эти были сходны с поздней якутской юртой-балаганом. Снаружи древняя юрта имела вид усеченной четырехгранной пирамиды. Каркас юрты состоял из столбов с балками, служившими опорой для стен из наклонно поставленных жердей или плах. Потолок был со скатами на две стороны. Снаружи юрту летом обмазывали глиной, а зимой — коровьим навозом или обкладывали дерном, на потолок сверху насыпали землю. Внутри юрты-балагана помещался обмазанный глиной очаг или камелек из глины и жердей. Рогатый скот помещали в той же юрте, отгородив его от жилой части жердями или плахами. Наряду с юртами-балаганами у якутов были берестяные жилища — урасы и легкие шалаши, в которых они жили в летнее время.

  Во время раскопок древних жилищ якутов найдена и старинная якутская керамика. Ни тунгусы, ни юкагиры, ни ламуты (эвены) и даже буряты, жители Прибайкалья, до прихода русских не изготовляли глиняную посуду. Одни только якуты делали горшки и другую посуду из глины.

Якутский дом

  В языке и эпосе якутов имеются намеки на наличие у них в отдаленном прошлом элементов государственности или во всяком случае на то, что они входили в орбиту древних степных государств. Таковы слова «бай» («богатый»), «дархан» («тархан»), «хан», «тыгын»(от слова «тегин»). Все это дало основание А.П. Окладникову сделать вывод о том, что предки якутов еще на южной родине знали ханов, баев, дарханов, тегинов и других людей в роде, отличавшихся своим богатством, знатностью, могуществом и имевших титул «тегинов». А.П. Окладников допускает возможность, что вначале существовала племенная организация — союз племен, во главе которого стояли потомки Баджея, последним из них был Тыгын и его потомки, кангаласские князьцы. Однако к приходу русских союз этот, по его мнению, распался. Тыгын, как полагает А.П. Окладников, пытался насильственно возродить союз якутских племен, но безуспешно. Воспоминаниями об его войнах с другими племенами являются легенды о «времени войн» — кыргыс юйэтэ.

  Якуты к приходу русских делились на племена и роды. Большие группы, как кангаласцы, мегинцы, батурусцы, борогонцы и намцы, состоявшие из 2—5 тыс. чел. каждая, вероятно, были племенами, а меньшие, такие как бетюнцы, чериктейцы, накарцы, дюпсинцы (дубчинцы), баяган-тайцы, — родами. Якутские роды были экзогамными. Главой семьи являлся мужчина. Господствующей формой брака у якутов был парный, патрилокальный брак, когда жена переходила в род мужа. Мужчина давал калым скотом за жену ее родителям. Основной хозяйственной ячейкой была отдельная малая семья. Не запрещалось многоженство.

  В героическом эпосе якутов — олонхо, исторических преданиях и в русских документах XVII в. нет указаний на существование родового управления и родовой власти, кроме власти тойона — родоначальника. Однако, возможно, существовали родовые органы управления, в частности власть старейшин рода. Устная традиция сохранила многочисленные рассказы и легенды о межродовых столкновениях, о битвах героев, кровавых войнах и об участниках исторических событий. Конечно, в этих рассказах и легендах много сказочного, преувеличенного и приукрашенного, но в их основу положены подлинные события из жизни народа.

  Каждый род и племя воспевали и прославляли своих витязей, своих героев. Кангаласцы рассказывали такие легенды о Тыгыне, борогонцы — Бэрт-хара, амгинцы — об Омоллоне, чериктейцы — о Лаха Батыре, намцы — о Чорбогор Батыре, бетюнцы — о Тиэтэйбит Боотуре. Особенно много преданий о Тыгыне.

  Причинами межродовых войн были кровная месть, личные оскорбления, вражда и соперничество между богатырями, захваты скота и женщин. Нередко они кончались единоборством богатырей, признанием превосходства — «аат ылыы» («отобранием имени и славы»). Битвой руководили родоначальники (тойоны), главными воителями были богатыри. С юных лет богатырей обучали военному делу и тренировали. Перед битвой шаманы совершали обряды призывания духа войны — илбис тардыы, вселения воинственного духа в богатырей и обряд обмывания оружия кровью — сэби ханныы.

Якутский праздник

  Исторические предания рассказывают, например, о межродовой войне бетюнцев с нахарцами. Бетюнская шаманка призвала дух войны и вселила его в богатыря Тиэтэйбит Боотур. Богатырь стал одержимым, с большим трудом накинули на него аркан, прикрутили его к одной лиственнице и надели панцирь, дали в руки копье и пальму, затем отпустили. Освободившись, Тиэтэйбит Боотур «побежал до местности Харыйа-лаах, где застиг спавших на ночевке нахарцев, и начал всех с краю убивать и резать». Так же стал одержимым после вселения в него духа войны богатырь байагантайцев Мадьыгы Тёрёнёй: «Привязали его и прикрутили веревками к семи деревьям. И, надев на него панцирный шлем и полагающуюся одежду, дав ему в руки все потребное вооружение, отпустили, и человек побежал в ту сторону, где предполагалась битва». Участники битв были вооружены луками разного размера, стрелами в колчане, железными копьями, пальмой. Богатыри носили панцирь и шлем, латами покрыты были и боевые кони. В русских документах встречаются указания, что якуты строили из дерева и земли оборонительные сооружения.

  В целом родоплеменной строй якутов перед приходом русских находился на стадии разложения. Род состоял из родовой верхушки, свободных членов рода — рядовых общинников и рабов. Во главе рода стоял родоначальник — тойон. Он выделялся из родовой верхушки, причем, по-видимому, в племенах и крупных родах родоначальниками становились не по выбору, а по праву наследования. Нередко тойонами становились военные предводители, витязи рода, которых шаманы и собрания рода посвящали на богатырские подвиги: торжественно надевали на богатыря боевые доспехи, приносили в жертву богу войны Ильбис скот или даже пленных врагов. Тойоны имели до 300—900 голов скота, пользовались авторитетом и обладали властью. Их окружала челядь — чахардар, которая состояла из рабов и домашних слуг.

  Рабов якуты знали, по-видимому, и до переселения на Среднюю Лену. Якутское слово «кулут» (раб) лингвисты и историки производят от слова «кул», которое часто встречается в древнетюркских рунических текстах, что означает то же самое, что в якутском языке «кулут», т.е. «раб», «рабыня». Рабов имели герои якутского эпоса — олонхо, кулуты упоминаются и в исторических преданиях и легендах.

  Превращение в раба своего обедневшего сородича, захват врагов во время межродовой войны, выдача в рабство сородича, родственника в качестве выкупа за кровь, т.е. кровная месть заменялась передачей в рабство родственника, — все это являлось источниками рабовладения. Имело место и «вскормленничество», когда зажиточные якуты кормили и одевали сирот или бедных. Такой «вскормленник» был близок к рабу. Рабы выполняли хозяйственные работы, ходили на охоту и принимали участие в межродовых войнах, выполняли различные поручения господина. Господин имел право продать раба, отдать его в качестве приданого невесты (энньэ кулут), наносить ему побои. В большинстве случаев рабы не имели никакого хозяйства, жили в юрте господина или около него. Однако имеются факты, свидетельствующие, что в ряде случаев рабы имели свои семьи и жили отдельно от господина. Отсюда следует, что рабство у якутов носило характер семейного патриархального рабства. Рабов у якутов было в общем немного. По ясачной книге 1648—1649 гг., из 1497 плательщиков ясака рабов оказалось всего 57. Примитивное скотоводческое хозяйство не могло послужить базой для массового использования рабского труда, а тем более для превращения его в основу производства. Древнее патриархальное рабство не могло перерасти в рабство античного типа. Оно, как полагает А.П. Окладников, оставалось укладом «и к тому же не первостепенным по удельному весу в производственных отношениях».

  Основными производителями материальных благ были рядовые общинники. Среди них существовало имущественное неравенство, и они не составляли однородную социальную группу. Зажиточные члены общины были близки к тойонам. Бедные сородичи, не имевшие скота, жили около таежных озер и занимались охотой и рыболовством; их в русских документах середины XVII в. называли «балыксытами». Находясь под властью родоначальника — тойона, они состояли в экономической зависимости от него, хотя и были лично свободными. В документах XVII в. упоминается о «хасаасе» — отдаче богачами молочного скота беднякам на доение и «уостуур» — на прокорм; это одна из наиболее распространенных форм эксплуатации у степных народов.

  Родовой собственности на скот, который составлял главное богатство якутов, не было, и «скот у якутов играл настолько преобладающую роль в обмене, что он в сущности уже превратился во всеобщий эквивалент, т.е. получил функцию денег».

  В якутском фольклоре и документах первой половины XVII в. нет указаний на частную собственность на промысловые и охотничьи угодья и на пастбища. Ими пользовались свободно не только все члены рода, но и чужеродцы. Например, на соболиных угодьях в середине XVII в. охотились свободно якуты и тунгусы, даже из Центральной Якутии выезжали охотиться на Вилюй, Яну, в Олекминск, промышляли в бассейнах рек Зеи, Индигирки и Амура. Иначе обстояло дело с сенокосными угодьями. Родоначальник самолично или совет старейшин выделяли из земли рода отдельным семьям сенокосные участки. В исторических преданиях говорится, что предводитель эргисцев имел девять сыновей, они были расселены по указанию отца: сына Сабырыкы поселили в местности Кытыл, Нёрюнгнэна — в Алар, Тюэрэйя — в Саадахыйаабыт. Предок мальжегарцев «повелел своим пяти сыновьям жить в разных местах. Старшего сына Кэлтээки Сабыйа определил жить на о. Тойон Арыы, второму сыну Сох-хор Дураю предложил взять четверть о. Тойон Арыы и поселиться на речках Кэтэмэ, Харыйалаах и Бэстээх. Двум сыновьям указал жить на Хатын Арыы и Хара Арыы. Пятого сына заставил поселиться дальше братьев, на побережье Лены в местностях Исит и Кытыл Дьура».

Якутская колдунья

  Древний якут одухотворял природу, его окружало бесчисленное количество духов. Горы и леса, озера и реки, деревья и травы, звери и домашние животные, огонь и юрта и т.д. — все имеет иччи — духов. По представлению человека того времени, одни духи злые — абаасы, а другие добрые — айыы, покровители и защитники человека и домашних животных. И тем и другим надо угодить и добиться милости духов. Чтобы не тревожить и не сердить их, человек должен соблюсти огромное количество запретов. Чтобы не тревожить духа земли, духов трав и деревьев, нельзя кричать и шуметь весной. Чтобы не взбудоражить злых духов, нельзя громко кричать ночью и поздно вечером зимой. Чтобы не напугать духов озера и рыб, нельзя выражать громко свой восторг, увидев много рыбы в сети, «морде» и неводе. Чтобы не обидеть духа огня, нельзя плевать и бросать грязное в огонь. Проходя большое дерево проезжая реку, поднимаясь в гору, надо оставлять что-нибудь в дар духам (трость, палку, веревку, конские волосы, шерсть), иначе в пути будет несчастье. Существовали различные запреты в еде, в охоте, в разговоре, в отношениях между людьми, в семье, в работе.

  Посредниками между миром людей и духами были шаманы и шаманки, белые и черные. Белые шаманы общались с добрыми духами и служили светлым божествам-покровителям, а черные шаманы общались со злыми духами. В одном из описаний начала XVIII в. читаем: «Якуцкой народ по своему обыкновению имеет шаманов. А у шаманов платье, которое при шаманстве обвешено вокруг железными трубцами; и промеж трубок, и по долу, и по рукам веслые ремешки по полуаршину; да они ж и за болящих отдают жертву бесам, скот бьют, не источая кровь, мясо едят сами, а кожи с костями вешают на деревья».

  Каждый род имел свой культ. Сохранилась пережиточно древняя форма религии — тотемизм. «Каждый род,— писал Страленберг, — имеет и держит в качестве священной особую тварь, как лебедя, гуся, ворона, и то животное, которое род считает священным, он не употребляет в пищу, другие же могут его есть».

  Мертвых хоронили на деревьях и в надземных гробницах. Покойники лежали в выдолбленной колоде. Снаружи строили четырехугольный сруб. Когда захоронение производилось в земле, мертвых клали в колоду и накрывали большими кусками берестяной юрты (урасы). Якуты хоронили своих умерших в самой лучшей и дорогой одежде. Рядом с покойником клали лук, стрелы в колчане, пальму, пику, мясо в железном котле, масло в берестяной посуде, чороны для кумыса, седло — все, что может понадобиться покойнику в его загробной жизни. В исторических преданиях говорится о захоронениях с лошадью и рабом, но такие могилы еще не обнаружены.

  Величественным памятником древней культуры якутов являются героические поэмы о подвигах богатырей — олонхо. Олонхо, по-видимому, сложились в то время, когда предки якутов жили на юге в тесном соприкосновении с предками саяно-алтайских племен и с древними монголами. Разные олонхо бытовали раньше во всех якутских улусах. Народные рапсоды знали по нескольку десятков олонхо размерами в 10—20 тыс. строк. В олонхо яркими красками создается величественный образ природы. Во многих олонхо борьба титанов кончается созданием миров — верхнего, среднего и нижнего. В верхнем мире живут боги во главе с Юрюнг Айыы-тойоном, местами — абаасы (людоеды, чудовища). В среднем мире живет человеческое племя (айыы дьоно), местами — абаасы. В нижнем мире обитают только племена абаасы во главе с Арсаан Дуо-лайем. Среди небожителей упоминаются Дьылга-хан, божество судьбы и рока (иначе называли Чынгыс-хан, или Одун-хан), Ийехсит — богиня-покровительница людей и скота, Айысыт — богиня чадородия, Илбис-хан — бог войны и его дети Илбис кыыса и Осол уола, божество грома — Сюнко-хаан Сюгэ тойон. Жизнь небожителей похожа на жизнь людей среднего мира. В некоторых олонхо Юрюнг Айыы-тойон (верховное божество) созывает собрания богов, а во многих олонхо он принимает решение единолично. Кроме перечисленных, наиболее почитаемыми были Аан Алахчын хотун — богиня родовой земли (родины), Байанай — бог леса и охотников, Аан Дархан-тойон или Хатан Тимиерийэ — бог огня, Хомпо-руун Хотой айыы — бог птиц, Кыдай Бахсы — бог кузнецов.

  В олонхо изображается скотоводческое хозяйство якутов, их домашний быт, труд и заботы, их семейная жизнь. В олонхо фигурирует парная семья, экзогамный и патрилокальный брак. Главный герой олонхо — богатырь, идеализированный образ витязя или родоначальника. По решению богов, или Дьылга-хана — бога судьбы, или самого Айыы-тойона богатырь из племени айыы обязан защищать свое племя от богатырей абаасы. Основными причинами битв являются защита богатыря айыы своего рода, своей невесты или сестры от богатыря абаасы, кровная месть и выполнение решения богов. Во многих олонхо герой едет добывать себе жену. В пути он преодолевает огненные моря, высокие горы, вступает в борьбу с мифологическими существами и другими препятствиями, наконец, приезжает в страну своей будущей жены и вступает в борьбу со своим соперником — богатырем абаасы.

  Олонхо отражает период родового строя у якутов и период его разложения. Богатыри не имеют ни войска, ни военной организации, в большинстве случаев бой происходит в виде поединка двух богатырей. В отличие от феодального эпоса богатыри олонхо в результате победы не захватывают земли, скот и не становятся властелинами других народов и племен. Победив своих противников, богатырь женится. На обратном пути он едет с женой вдвоем или с ними идут рабы, слуги и скот его жены в качестве приданого. Часто по пути на родину богатырь встречает различные препятствия и совершает подвиги. По возвращении на родину он разводит много скота и производит на свет большое потомство, живет богатой и мирной жизнью, его богатство наследуют потомки.

  Богатое устное творчество якутов не ограничивалось только богатырскими поэмами — олонхо. Бытовали и сказки, и исторические предания, и легенды, песни, пословицы, поговорки, загадки. Якуты любили расшивать красивыми узорами одежду и обувь, украшать орнаментом посуду и мебель, боевое оружие и орудия труда, конские сбруи и берестяную юрту-урасу. Весною и летом якуты собирались на праздник — ысыах в честь духов — хозяев природы и небесных богов. Во время этого праздника устраивались различные состязания и спортивные игры, песни и танцы.

  Якутский народ находился в постоянном общении с окружающими его тунгусскими племенами. Якуты вели с ними торговлю. Часто между ними заключались браки, взаимно перенимались производственные навыки.

  На громадной территории Якутии темпы экономических и социальных процессов были неодинаковы. Но если бросить общий взгляд на якутское общество перед приходом русских, то станет ясным, что патриархальный строй находился уже на последней стадии разложения. Выделение семьи, частная собственность на скот, пользование отдельных семей сенокосными участками рода, наследование имущества детьми, возникновение наследственной знати приводили к тому, что род распадался на классы, на эксплуататоров и эксплуатируемых, на родовую верхушку и свободных общинников.

  Таково было якутское общество, когда произошло чрезвычайно важное историческое событие в жизни якутов — присоединение их к Российскому государству.

 

Буряты Якуты Тунгусы